По благословению
Высокопреосвященнейшего Митрополита
Батумского и Лазского Димитрия

Сайт посвящен грузинским мученикам за Христав Аджарии, Лазети и Тао-Кларджети просиявшим

10. Свидетельства об исламизации грузинских земель и разрушении храмов

Помимо прямых свидетельств о подвиге мученичества грузинских христиан, Захарией Чичинадзе были собраны и многочисленные свидетельства о том, как проходила исламизация грузинских земель. В этих рассказах нет прямого упоминания о мучениках, принявших смерть за Христа, но явственно указывается, что принятие ислама было насильственным. Подвиг исповедничества, понесенный верными христианами этих земель, явствует из этих рассказов. Так же, как и факты отречения от веры предков тех, кто оказался слабее духом. Строки, описывающие уничтожение христианства в этих местах, скрывают в межстрочии несомненный подвиг мученичества, понесенный теми, кто отказался уходить с родной земли и отрекаться от веры отцов. Прямые свидетельства о нем часто не дошли до наших дней, но зная уже из ранее приведенных свидетельств, о том, как турки насаждали ислам, можно понять, что нет в этих землях ни одного древнего селения, которое не было бы освящено кровью мучеников.

Упоминает Чичинадзе и об одном характерном для исламизированных грузинских земель явлении: исторической памяти грузин, даже обращённых в ислам. А именно о сохранении христианских традиций, почитании церквей, использовании христианских молитв и других отпечатках христианства в народной памяти.

Конечно, с вероучительной точки зрения, такая практика двоеверия выглядит далекой от православия. Однако, она свидетельствует, что хотя христианство и было выжжено огнем и мечом, но все же оно оставило свой неизгладимый след в народной душе. Этот след народ Аджарии пронесет через османское иго, и последовавшие за ним вскоре иго атеистической советской власти. Позднее, уже в ХХ веке этот след станет одним из тех путей, по которому христианство вернется в Аджарию. Вернется, когда состоится в 90-х годах двадцатого века, известной Аджарское чудо, массового возвращения аджарцев к православной вере своих предков и Батуми увидит массовые крещения тысяч грузин в один день.

Лишившись по мере исламизации опыта христианского Богообщения, опыта Евхаристии и православной молитвы, опыта общения со святыми, грузины-мусульмане не смогут верно воспринимать и передавать Божественные чудеса, являемые Господом в этой земле. Знамения и чудесные знаки, порою устрашающие гонителей и отступников, зафиксированы народной памятью. Порою их описания, в том виде, в котором они дошли до наших дней, читаются весьма странно. В них говорят камни и храмы, а не Господь, не Ангелы, не святые, что звучит весьма странно. Мы не знаем подлинной природы такого описания этих чудес: может быть так искаженно передала их через столетия народная молва (передавать свидетельства чудес от Христа и Ангелов Его было чревато преследования в исламизированных землях), а может быть в такой форме действительно Господь явил эти чудеса тем, кто уже отошел от веры предков и не готов был воспринять их иначе. В любом случае, мы приводим их так, как они были рассказаны старожилами Захарии Чичинадзе, не внося каких-либо корректировок.

Омусульманивание Схалтского ущелья[1]

Рассказано Схалтинским Усупом Кара-Мемед оглы Болквадзе, проживающим в Борчха:[2]

«В этом ущелье грузины долго сохраняли христианство, но в конце концов устали бороться и приняли ислам. Многие сёла долго тайно были христианами. Затем османы очень увеличили число своих ходжей и мулл в этом регионе. В каждом селе закрепили по два ходжи и муллы, которые учили бывших христиан святости мусульманской веры, и говорили, что тот, кто примет ислам, обязательно попадёт в рай, и все его грехи с него не спросятся, так как он перестал молиться идолам[3] и принял святую веру. Веру, которая от Бога, которая признаёт единственного Бога и Мухаммада.

Вскоре, кого добровольно научив, кого напугав и устрашив, всех христиан перевели в ислам, стали грузины мусульманами, погибло здесь христианство. В первое время и священников просили принять ислам, вы мол, примите веру Мухаммада, а мы вас научим молитвам, и затем станете ходжами. Священники отказались, но некоторые всё же ислам приняли.

Из всех сёл христианским осталось село Кинчаури[4], которое расположено в Схалтском ущелье. Кинчаурцы долгое время оставались христианами, причиной этого был священник села Кинчаури, очень книжный, проповедник и крепкий христианин. Этот священник укреплял свой народ, был их предводителем. Он говорил против османов, говорил, что нужно крепко стоять на своей вере. Он, в отличии от других священников, не подчинился османским законам и распоряжения местных органов власти. Он, кроме своих сельских прихожан, проповедовал христианство и в других сёлах, другим новообращённым грузинам. Он стыдил их за предательство собственной веры, за отступничество, за то, что они послушали своих предателей бегов и изменили веру: «Нормальный грузин не может предать свою веру, вас никто не сможет устрашить, а если и убьют, то это лучше, чем предательство веры своих предков». Под влиянием этого священника много новообращённых мусульман начали возвращаться к вере своих предков и тайно начали молиться по-христиански. Многие в одно и то же время молились и по-мусульмански, и по-христиански. Но прошло некоторое время, шпионы донесли о деятельности этого священника бегам этого ущелья Химшиашвили, что этот священник кроме села Кинчаури проповедует и в других сёлах, среди новообращённых мусульман. Рассказывает им о старой вере и многих переманил в христианство. Очень рассердились Химшиашвили на священника и на народ. Тайным христианам сделали последнее предупреждение, прислали ходжу и муллу, построили джаме и начали собирать людей там на молитву. Священника же предупредили, ты мол, молись в своей церкви, и людям не проповедуй, а то голову с плеч. В ту пору священник уже был стариком, у него уже не было сил, он перестал проповедовать и не отходил от церкви, жил в церкви и один молился и ухаживал за храмом. Когда он сильно заболел, то новообращённые грузины от страха перед правительством боялись к нем подходить. Когда болезнь стала неизлечимой священник позвал к себе кинчаурского ходжу, ходжа пришёл к нему, священник сказал: «Раз мы все погибли, и никого здесь нет из наших людей, а из местных никто ко мне не ходит, то прошу тебя после моей смерти похоронить меня по-человечески». Скоро священник умер, пришёл ходжа и похоронил его по мусульманскому обряду на мусульманском кладбище. Личные вещи священника и вещи, принадлежавшие церкви народ разделил между собой. Скоро разрушили и церковь, так, что сейчас в Кинчаури только руины церкви остались, по приказу османских властей эту церковь разрушили.

Говорили в старину, что колокола Схалтинской церкви и некоторые церковные вещи закопаны в земле, так как во времена нашествия ислама, их не успели вывезти в Имеретию и Картли, и местные тайные христиане их спрятали в землю, чтобы османы не захватили и не уничтожили. Говорили в старину, что Химшиашвили знали это тайное место, где было спрятано всё имущество Схалтинской церкви, говорили также, что они всё оттуда выкопали.

Казна и ценности разрушенных церквей должна быть закопана рядом с ними, по соседству. В старину эти места знали многие старики и старухи, но они никому не говорили , так как боялись, что османы узнают и откопают, а затем увезут. Также надеялись, что когда-нибудь христиане вернутся и это всё им потребуется, а мусульманам зачем же эти вещи нужны? Но проходило время, христиане не появлялись, а ислам укреплялся, не было никакой надежды на их возвращение, и старики никому уже не говорили об этом, даже своим детям нельзя было доверять. Так они и унесли с собой в могилу тайны спрятанных церковных вещей. Армяне часто находили такие вещи, с удовольствием покупали у грузин-мусульман разные вещи, часто же наши женщины меняли им какие-то старые вещи на различные нужные в хозяйстве предметы».

Схалтская церковь

рассказано старейшиной села Пачха[5] Сулейман Мурад-оглы (Геладзе), а также другими:

«Во времена нашего христианства была в Грузии правительница, которую звали царица Тамара. Она очень любила бывать в наших местах. Однажды она путешествовала в наших местах и на ночь остановилась в том месте, где нынче стоит церковь. Там стояло огромное грушёвое дерево, которое своими ветвями закрывало и затеняло большое пространство. Царица захотела провести ночь под этим деревом. Ночью во сне ей приснилось это грушёвое дерево. На другой день она приказала построить на этом месте церковь. Начались приготовления к строительству церкви. Нужно было срубить и большое грушёвое дерево. Сколько ни пытались рабочие срубить дерево, на другой день оно стояло целое и невредимое. Все удивлялись этому чуду. Один мудрый человек посоветовал оставить на ночь топоры, вонзённые в дерево. На другой день дерево было срублено, и строители приступили к строительству церкви. Церковные двери пришлись именно на то место, где стояло это дерево, столбы, на которых подвесили двери, были сделаны из грушёвого дерева.

Вот почему ещё эту церковь называют Схалта. Когда началось строительство, об этом услышало население всех близлежащих регионов, те же, кто не знали где строится церковь спрашивали у других , которые знали: «Где строят большую церковь?», на что им отвечали:- У большого грушёвого дерева (Мсхалтан), об этом дереве слышали многие, понемногу слово потеряло первую букву и осталось Схалта. Раньше всех пить щербет начали в Схалтском, Миратском и Тбетском ущельях. Местные жители были очень работящими, у всех был свой виноградник и винный подвал (марани). Новые мусульмане, когда у них случался какой-либо праздник, приглашали своих родственников христиан и им вместо вина предлагали щербет, так как ислам запрещает делать и пить вино, даже запрещено выращивать виноград».

рассказал Дервиш-бег Бежанидзе:

«Около деревень Цаблана[6] и Пачха, у подножья горы, там где ровное место, издавна стояла церковь. Эту церковь после принятия мусульманства разрушили, и её камни разбросали по окрестности, а некоторые камни увезли местные люди. Один из больших камней скатился вниз к реке. Очень большой был камень, а на нём нарисовано распятие Христа[7]. К этому камню приходили местные женщины, приносили бельё, садились на этот камень и полоскали бельё в воде. В один день местная женщина принесла своё бельё, стала на камень и начала полоскать его. В это время со стороны деревни Пачха, от большой скалы послышался громкий голос: «Встань женщина, заканчивай скорее и уходи оттуда, а то я иду!!». Женщина не обратила внимания, голос же продолжал: «Скорее же говори, уходишь или нет, а то я сейчас приду», женщина подумала, что кто-то её разыгрывает и ответила: «Что ты на меня кричишь, падай и катись». Как только она закончила речь, в ту же секунду от горы отломился огромный кусок скалы, покатился и упал на то место, где стояла женщина на камне. Придавил и её и всё её бельё. Это, наверное, потому случилось, что этот камень был из церкви, и на нём был изображён крест и святые, а женщины становились на них грязной обувью и стирали грязное бельё. Тогда женщины были ещё новообращенными и не умели строго носить чадру и всё делали без стеснения. До самых 1850 годов в деревне женщины страшились носить бельё и полоскать его на том месте, все помнили историю той женщины. Сейчас эту историю никто не помнит, осталась только пословица «Что ты кричишь, как Пачхинская скала».

Как была разрушена церковь в Хуло[8]

рассказал 75-летний Кади-оглы Болквадзе:

«В Хуло стояла большая и красивая церковь. Вся церковь была построена из тёсаного камня. Я её не видел, но мой отец говорил, что она была похожа на Тбетскую церковь, лучше, чем Схалта. Священниками в этой церкви были люди нашей фамилии, Болквадзе. Когда османы начали омусульманивать грузин, ислам приняли и наши предки. Омусульманеным священникам Болквадзе дали титул кади (шариатский судья), поэтому их потомки и носят фамилию Кади-оглы. Хотя и приняли мои предки ислам, Хулойскую церковь охраняли и ухаживали за ней. Когда Ахмед-паша Химшиашвили решил разрушить Схалтскую церковь, причины разрушения не знал никто, он позвал к себе моего деда и объявил ему:

-Церковь в Хуло нужно разрушить, и я приказываю срочно созвать для этого народ.

-Как можно, паша! В ней молились наши предки, мусульмане или христиане – не важно. И те, и те - грузины, как же можно рушить церковь!

-Обязательно нужно разрушить - заявил Ахмед-паша Химшиашвили.

-Переделаем в джаме, жалко её разрушать - ответил Кади-оглы Болквадзе.

-Ни в коем случае, это крепкая каменная церковь, сегодня или завтра придут грузины, они зайдут в эту церковь, начнут отсюда борьбу с нами и нас выгонят, тогда мы против них не выстоим. Нам не нужно джаме из камня, сказал Ахмед-паша.

-Паша! Деревянное джаме сгниёт, а каменное останется. Не сделаем этого - не разрушим церковь.

-Нельзя, разрушим и всё, я так сказал - решил паша.

Через некоторое время приступили к выполнению приказа Ахмеда-паши и разрушили Хулойскую церковь. Так разрушили, что осталось только фундамента с аршин высоты. Всё Хуло тогда возило камни с церкви. Основную часть забрал себе Ахмед-паша, из них он выстроил себе в Хуло баню и сараи. Некоторые камни использовали в строительстве ограды для семейного кладбища Химшиашвили. Некоторые камни использовали для облицовки родника, который и поныне течёт около джаме. Остальные камни сельчане использовали в строительстве собственных домов. На остатках фундамента было выстроено деревянное джаме. Через некоторое время это джаме сгнило. Развалили его и построили новое. Затем завалился дом и сарай Ахмеда-паши. Не прошло после этого много времени , как в Хуло пришёл враг[9] и всё подчинил. Пришествию врага не помешало ни разрушение церкви, ни другие действия. Старики говорили, что Ахмед-паша разрушением церкви разгневал Бога, сделал нехорошее дело. Народ говорит, что потому и его дом-усадьба развалилась. Это действительно произошло, и на месте его дома теперь находится только куча камней, которые местные жители используют по мере надобности».

После этого рассказа, Чичинадзе добавляет уже свои наблюдения:

«Я осмотрел фундамент Хулойского джаме и ограду кладбища Химшиашвили. Также осмотрел родник около джаме. На развалинах дома Химшиашвили оказалось много камней с орнаментом, которые ясно указывали на то, что когда-то являлись частью церковной стены».

Принятие ислама в Евфрате и Имерхеви[10]. Царица Тамара и Евфратская церковь.

рассказал некто Цецхладзе из Евфрата:

«Царица Тамара ехала из Шавшети[11] к Карчхальской[12] горе. Евфрацы и Мачахельцы просили царицу посетить Мачахельское ущелье[13], на что царица дала согласие, некоторое время, мол, я задержусь на этой горе, а потом уже , во время возвращения, прибуду в Мачахела.

Народу очень понравилось решение царицы. По приказу царицы на вершине Карчхальской горы, одно ровное место назвали «тавкало», на этом месте вырыли рукотворное озеро и разместили павильоны, для самой же царицы Тамары построили прекрасную резиденцию, которую украсили оленьими рогами. После решения государственных дел царица принимала посетителей. На приёме гости должны были быть одеты в подобающие приёму одежды. В селе Евфрате был построен дом, где желающие переодевались в царские одежды и с непокрытой головой шли на Карчхальскую гору, чтобы повидать царицу Тамару. Потом возвращались назад и переодевались в свою одежду. По приказу царицы Тамары от Карчхальской горы до села Евфрат была проложена дорога, по которой свободно передвигались повозки, на которых передвигались люди.

В одну вечернюю пору, когда царица Тамара находилась в своём дворце, она обозревала окрестности и вдруг заметила вдалеке, около евфратской церкви какой-то удивительный сияющий блестящий свет. Он потребовала, чтобы её доставили в то место, где наблюдался этот чудесный свет. По прибытию в село Евфрат, она обозрела то место, где ей привиделся свет. Церковь села ей не особо понравилась и она приказала: «Я за свой счёт построю в селе Хертвиси хорошую церковь, в честь своего приезда и пребывания на Карчхальской горе. Через несколько дней началось строительство новой церкви в Хертвиси, днём рабочие работали, вечером складывали строительные орудия возле церкви и отдыхали, с утра рабочие пришли и не обнаружили своих рабочих инструментов. С удивлением они обнаружили свои инструменты в 8 верстах около Евфратской церкви. Подобные происшествия случались несколько раз , чему народ удивлялся и не знал, что ему делать. Мудрая царица Тамара задумалась и решила следующее: Оставьте строительство церкви в Хертвиси, и пусть останется главной церковью Евфратская. Хотя она и построена бедно, я её украшу по-царски. Зодчие ушли по своим делам. На третий день царица сама приехала в Евфрат, пожертвовала церкви дорогие сокровища, духовные лица отслужили молебен, и затем по Мачахельской дороге вернулась в Либани. В то время по всему Мачахельскому ущелью были проложены хорошие повозочные дороги. Через некоторое время, эту церковь украсили и то место, где царица видела чудесный свет, ту стену занавесили дорогой парчой с жемчугом. После сделанного было наложено проклятие на тех, кто, когда либо осмелится разрушить эту церковь. Если сама церковь, когда-нибудь развалится, то эту стенку и тогда нужно было бы ремонтировать и не давать завалиться. В то же время по приказу царицы Тамары были построены два каменных моста в Хертвиси, вблизи села Чхутунети и одна большая сторожевая башня выше села Аджарис Агмарти, на берегу реки Мачахелы, стены этой крепости стоят до сих пор. Если бы враг зашёл со стороны реки Мачахелы, он смог добраться бы только до этой крепости, а дальше не смог бы сделать ни шагу, так как на пути ему встретились бы закрытые ворота.

После царицы Тамары прошло несколько веков, и османы захватили Грузию. Началось омусульманивание грузин, Последними приняли ислам аджарцы, оставалось только Мачахельское ущелье и Имерхеви. Но и туда добрался воинствующий ислам, и начали силой заставлять принимать людей чужую для них религию. Имерхеви и Шавшети покорились османам, Мачахела долго воевала, сопротивлялась османам, но силы были явно неравны, и после гибели основных сил грузин, другие были вынуждены омусульманиться. Начали строить джаме и мечети, ходжи подстрекали людей рушить церкви, не оставляя от них камня на камне. Новообращённые мусульмане очень просили османов не разрушать евфратскую церковь, дескать, на разрушителей этой церкви от наших предков оставлено проклятие. Османы выслушали просьбу и не стали разрушать эту церковь, только наложили замок на двери. Народ хотя и принял ислам, на первых порах продолжал праздновать христианские праздники, не забывали ходить в церковь и зажигать свечи и молиться. Всё это местные муллы и ходжи доложили стамбульскому правительству. Оттуда пришёл строгий приказ разрушить церковь, а людей предупредить, строго-настрого запретить даже приближаться к церкви. Когда собрали народ и доложили об этом приказе, люди ответили:

-От наших предков достался нам этот завет: никто не может разрушить эту церковь, пока она сама не разрушится.

-Это невозможно, приказ получен и надо его исполнить - ответили османы.

-Если кто или киркой, или лопатой тронет церковь у того отнимутся руки и окаменеют, Карчхальская гора и гора Паца-мта закричат, там захоронены грузинские дэвы, и там же на «Тавкалота» могила царицы Тамары. Они восстанут и спустятся с гор, чтобы устыдить нас, а мы от стыда окаменеем. Османы всё равно упорствовали и заставляли народ. Они хотели, чтобы церковь была разрушена именно руками грузин и грузины убедились, что после разгрома церкви ничего не случиться. Очень ущемляли людей, применяли силу, мучили. Многие новообращённые мусульмане, старики и женщины в голос рыдали, плакали: «Евфрат разрушают, Боже! Боже, Евфрат разрушают!». В то время эту церковь называли Евфратом, а не просто церковью. Из-за отказа разрушить церковь погибло много людей, некоторые даже кончали с собой, не желая, чтобы на них пал жребий и им пришлось бы ломать церковь. Последние же не выдержали и с такой просьбой обратились к османам: мы вам верны, мы верны Мухаммаду! Мы и поступим как верные соратники и исполним ваше приказание, разрушим церковь. Но только просим оставить в целости небольшой кусок правой стены, там наши предки видели божественное чудо. Османы согласились, и грузины разрушили Евфрат. Оставили только ту часть стены, где царица Тамара видела чудесный свет. Эта стена стоит и до сих пор. В одно время решили снести эту стену, так как там часто собирались старики и то плакали, то молились. Молодые же мусульмане, которые не знали историю своих предков, с удивлением смотрели на горькие стенания старых людей. 30-40 лет назад ещё были живы старики , кто хорошо помнил те времена. 30 лет назад умерла старая мать евфратского Чичиноглы (Чичинадзе), которая хорошо помнила те времена и которая сама часто молилась возле этой стены. После разрушения этой церкви грузинские мусульмане наложили проклятие на всех, кто, когда либо возьмёт с этого места хоть камень, и использует его в строительстве своего дома. Потомки крепко хранили данное слово и с развалин церкви никогда ничего не брали. Камни с развалин до сих пор там, длина некоторых доходит до 3-4 саженей. Колокольню этой церкви не трогали, она стояла около восточного входа, и под ней был проход. Колокольню разрушили во время последней войны, в 1877 году, так как думали, что пришедшие грузины всех начнут обращать в христианство. Говорят, что тогда несколько человек воспользовались моментом и вывезли часть камней себе домой, один из них тут же заболел и умер, его дети вынесли из дома привезённые камни и вернули их на место, кроме этого, зарезали овцу и раздали милостыню людям. Несколько камней взял себе старейшина села Ткиборидзе и во время строительства своего дома вложил их в фундамент. На одном камне были грузинские надписи. Этот человек жив и сейчас, он говорит, что на некоторых камнях есть надписи, они лежат рядом с церковью, только находятся под грузом других камней, сверху 2-3 сажени камней и большие глыбы лежат. В 1893 году хотели вывезти отсюда камни, но из-за страха не нашлось желающих.

Церковь была построена по плану Тбилисской церкви Анчисхати. В ширину она была 5 саженей, в длину 7-8 саженей. Это хорошо заметно по сохранившимся до наших дней стенам фундамента. Здесь же говорят, что в старину было предание: ценности и деньги, принадлежащие церкви закопаны здесь же, в земле под церковью. Наши предки их там спрятали, так как боялись, что пришедшие османы все сокровища заберут. Около церкви в старину было построено очень много домов, стены многих домов и до сих пор заметны. Во время последней войны здесь было около 80 домов грузинских мусульман. После войны 72 семьи переселились в Турцию, а осталось всего 8 семей. Сейчас их уже 14 семей. На Карчхальском нагорье есть одна гора , которая зовётся Ниноцминда. Люди знают, что где-то на этом месте когда-то в древности была церковь или монастырь, который назывался Ниноцминда. В первое османское нашествие эту церковь полностью разрушили, не оставив камня на камне. Сегодня это место грузины-мусульмане называют Инацминда, и знают, что там стояла церковь и жили люди, часть которых убили во время омусульманивания, часть же спасшихся перебрались в разные сёла. Так он всё и было, тут и думать нечего. В народном предании осталось, что царица Тамара очень любила жить на Карчхальской горе, и поэтому она естественно могла на любом из этих прекрасных мест построить церковь, в честь какого-либо грузинского святого. Видно, что или царица Тамара, или кто-либо из других грузинских царей, построил здесь Ниноцминдскую церковь или монастырь, от горы Ниноцминда одна дорога через Карчхальскую гору переходит в Шавшети, а другая в Либани».


[1] Схалтское ущелье расположено по берегам реки Схалта. Последняя впадает в реку Аджарисцкали. Наблюдать слияние этих рек можно возле трассы Batumi-Akhaltsikhe в 73 км. езды от Батуми. Если не доезжая до этого слияния рек, в селе Замлети, свернуть на юг, на трассу Замлети-Кхайкхадзери, то можно попасть в Схалтское ущелье. Примерно через 10 километров следования по этой трассе можно оказаться в селе Схалта и увидеть уникальный Схалтский монастырь.

[2] Borçka – в настоящее время турецкий город (исторически – грузинский), расположенный в 74 километрах от Батуми (если следовать через Хопу). Относится к Артвинской области.

[3] Под идолами мусульмане, вероятно, подразумевали святые иконы, не понимания сути их почитания. Восприятие почитания икон для мусульман крайне сложно, так как ислам вовсе запрещает изображение и считает его богопротивным.

[4] Kinchauri –расположено рядом со Слахтским монастырем.

[5] Село Pachkha в Схалтском ущелье. Расположенно с востока от трассы Zomleti-Khikhadziri в 9 км. от Зомлети.

[6] Село Tsablana в Схалтском ущелье. Расположенно с востока от трассы Zomleti-Khikhadziri в 11 км. от Зомлети.

[7] Возможно, речь идет о камне, являвшемся престолом в алтаре храма.

[8] Поселок в 81 километре от Батуми по трассе Batumi-Akhaltsikhe.

[9] Вероятно, речь идет о Российской армии.

[10] Имерхеви (Imerkhevi) историческая одна из территорий составляющих Шавшети, средневековая грузинская вотчина в верховьях реки Imerkhevi или Берты, к востоку от Нигали, к западу от Арсианского хребта (Yalnızçam) и к югу от современной Аджарии. После того, как эти территории были завоеваны Османской империейв XVI веке, Imerkhevi ( в турецком звучании İmerhev) стал называться Санджаки ее население постепенно переводится османами в ислам. Данная территория была включена в состав Российской империив результате Берлинского трактатав 1878 году. Шавшети и Имерхеви стали Шевшетско-Имерхевским участком Батумской области. После потрясений Первой мировой войны(1914-1918) и краткой независимости Грузии(1918-1921), Имерхеви стала частью Турциив соответствии с Московским и Карским договорами.

[11] С турецкой стороны границы, в 137 километрах от Батуми, в направлении турецкого городка Ардаган, находится грузинское селение Шавшети. Сегодня оно носит турецкое название Шавшат.

Шевшети и одноименная крепость в период начиная с правления Ашота I Куропалата Багратиони (IX век), грузинского царя государства Тао-Кларджети, была центром местности, также называемой Шавшети.

[12] Карчкал, по-английски Karcal - это невысокая гора, расположенная на северо-востоке Турции, рядом с черноморским побережьем, вблизи грузинской границы. Координаты: 41.05° северной широты, 42° восточной долготы. Гора является частью Понтийского хребта. Гора возвышается на три тысячи четыреста двадцать восемь метров, или одиннадцать тысяч двести сорок семь футов. Исторически входила в состав Грузии.

[13]Мачахела (Machakhela) – Мачахельское ущелье, расположено в южной части Аджарии, исторически было культурно-экономическим центром Колхидского царства. Ущелье расположено вдоль реки Макаклистскали, впадающей в Чорохи. Попасть в ущелье и в национальный парк Мачахела можно отъехав от Бутуми по трассе Батуми – Ахалцехи до села Acharistskali, расположенном в 14 км. от Батуми и свернув на юг.