По благословению
Высокопреосвященнейшего Митрополита
Батумского и Лазского Димитрия

Сайт посвящен грузинским мученикам за Христав Аджарии, Лазети и Тао-Кларджети просиявшим

5. Преследования христиан в Зегани, Девекхили и Мачахела

Сейчас Зегани называют местность, расположенную частично на самом юге современной Аджарии, район Мачахельского национального парка (ниже в тексте Мачахела), а частично в Артвинской области Турции. Однако, еще сто лет назад к ней причисляли и сегодняшний Хулойский муниципалитет и прилегающие территории.

В 38 километрах от Батуми находится районный центр (центр муниципалитета) Кеда. Во время Чичинадзе этот поселок еще был селом. Ходжа именно этого села, Ахмед Хелипашвили рассказал Захарии Чичинадзе об исламизации этих мест:

«В старину ни один край добровольно не принимал ислам, везде, где народ принимал мусульманство, это было сделано силой. Зеганцы пострадали не меньше аджарцев, половина Зегани погибла в битве под Поцхви и Кваблиани, так как не хотела принимать ислам, Дандало (Дандало - место в 54 километрах от Батуми по трассе в направлении Хуло. (Известен сегодня уникальным по размерам арочным средневековым мостом) также отказалось принять ислам, погибли и они. Вслед за Дандало и в Аджарии пролилось много крови».

«Ходжа Херхеулидзе – пишет Чичинадзе - хорошо помнит то время, когда аджарцы были христианами. Херхеулидзе был глубокий старик, лет 90, он говорил, что из его фамилии первым принял ислам его отец:

«Тогда ему было лет 20, они восстали против турок, одному родственнику отца отрубили голову, некоторых повесили, отец испугался и принял ислам. Это произошло где-то в 1770х годах.

Когда решили разрушить церковь в с.Хуло, тогда народ очень беспокоился и негодовал, пришли к местному паше и просили его чтобы церковь не трогали:

-Паша! На коленях тебя умоляем, не разрушай церковь, построенную нашими предками, очень жаль её, умоляем!!

Разгневанный паша обвинил народ в предательстве, в тайном христианстве, приказал обезглавить просителей. Церковь была разрушена, из камней церкви был построен дом для паши, камнями же были построены стены кладбища, их же использовали для фундамента мечети, ими выложили стенки родника-колодца. Схалтскую церковь (уникальный сохранившейся памятник грузинской средневековой храмовой архитектуры, находящийся в ныне действующем Схалтском монастыре, не доезжая Хуло) когда переделали в мечеть, я первый привёл туда людей на молитву, я первый воззвал с минарета молитву Мухаммеда. Когда огнём выжигали фрески стен Схалтской церкви, многие старики были недовольны и обижались. Много крови пролила и Мачахела. После омусульманивания Аджарии ещё лет 50 Мачахела не знала ни ислама, ни османа. Они не платили дани никому , были хорошими оружейниками и умели храбро сражаться. Они приняли ислам постепенно, вслед за остальной Аджарией, османы с ними справиться так и не смогли. Полное омусульманивание Мачахелы произошло где-то в 1790-1805 годах».

Чичинадзе приводит историю, рассказанную ему жителями села Петрули грузинским мусульманином Эйюбом, его старым отцом и другими мусульманами, свидетельствующую о чудесах и знамениях Божьих, происходивших при исламизации:

«Девесхильское ущелье начинается от Либани, тянется в направлении на юго-восток. Очень красивые места, но имеющие очень плохие дороги. Раньше в ущелье было до двадцати деревень, да и сейчас почти столько-же. Раньше в селе Петрула была небольшая, но красивая церковь, где раз в год собирались жители всех окрестных сёл для общей молитвы и общего праздника[1]. Населением этого ущелья был здоровый и весёлый народ. Османы после оккупации Либанского ущелья приступили к омусульманиванию Мачахелы и Девескили. Мачакхела упорно сопротивлялась, много было пролито крови, много погибло людей, так же упорно сопротивлялись и в Девескиле. Опустели сёла, наполовину уменьшилось население, но османы так успеха и не добились. Османы прекратили войну и временно отступили. Вскоре народ пустил слух, что османы больше не заставляют грузин принимать ислам. Все хвалили мусульман за эту новость. Но вскоре османы опять начали войну с целью завладеть Девескильским ущельем и его последующим омусульманиванием. Несмотря на вооружённое сопротивление, османам удалось перекрыть вход и выход из ущелья. После этого военного успеха османы издали приказ, что только принявший ислам может спастись, а все остальные будут жестоко истреблены. За неимением другого выхода люди начали принимать ислам, всё Девескильское ущелье стало мусульманским.

В то время ещё оставались один-два христианских священника, которые учили людей молиться по христиански. Но так долго не могло продолжаться, им запретили служить и изгнали из ущелья. Кто же согласился принять ислам, тех оставили. В селе Петрула оставался один пожилой священник, который продолжал молиться по христиански. Он оставался один на все церкви этого ущелья, он за ними смотрел и по мере возможности ухаживал. Народ, несмотря на то , что уже был омусульманен, уважал старика, и слушал каждое его слово. Ходжи его тоже не трогали, так как он был глубокий старик, и для них опасности не представлял. Когда же он умер, в Девескили полностью уничтожили все следы христианского священства. Но хотя священников здесь больше не было, люди всё же продолжали втайне молиться по христиански, то в той, то в этой церкви, в основном в селе Петрула. Старик-священник тоже был родом из этого села. Когда он умер, там же при церкви его и похоронили наши ходжи. После смерти священника ходжи обратили особое внимание на народ, запретили им молиться по-христиански, запретили приходить в церкви, но тайное христианство продолжалось. И чем больше было запретов, тем больше было противостояние народа и их любовь к христианству. В то же время увеличивалось количество настоящих, верующих грузин-мусульман. Ходжи убедились в том, что весь народ им быстро не омусульманить, что народ не оставит своих обычаев и преданий. Они собрались и обратились за помощью в Батуми, доложили туда, что девескильские мусульмане остаются тайными христианами, и что с этим делать и как с этим бороться?

Пришёл приказ: Разрушить все древние церкви и народу строго запретить ходить в церкви и молиться по христиански. Для исполнения приказа была выслана армия, а людям было объявлено следующее: приказ правительства, с сегодняшнего дня под страхом смертной казни запрещается молиться по-христиански.

-Мы мусульмане, ответил народ, мы молимся по мусульмански в соответствии со всеми законами и правилами, ничего не нарушаем, если о чём другом молились, то кому какое дело?

-Это ни в коем случае нельзя, это запрещено, таков приказ, ответили ходжи и муллы. Затем, посовещавшись с военными, ходжи заявили следующее: А ну, кто настоящий мусульманин выходите, и ломайте Петрулскую церковь.

-Мы хотя и настоящие мусульмане, но Петрулскую церковь ломать не будем, она построена нашими предками для нас, и мы не будем правы, если её разрушим. Но ходжи и муллы, при поддержке армии не успокаивались, обязательно, мол, нужно разрушить.

Дело дошло до применения силы, людей обвинили в двурушничестве, мол, вы не настоящие мусульмане, раз не хотите разрушать церковь, эта церковь виновата в том, что до сих пор христианство сохранилось в Девескильском ущелье. Старики и женщины очень волновались, даже до плача доходило дело, но что они могли поделать против этой злой силы.

Тогда вышли несколько человек из новообращённых мусульман и сказали: мы разрушим, мы, мол, настоящие мусульмане и нам нечего опасаться и бояться. Обрадованные ходжи согласились с восторгом. Скоро принесли все рабочие инструменты, лопаты, кирки, и начали ломать церковь. Командовал всем этим один из местных ходжей. Один из новоявленных мусульман взял кирку, поднялся на крышу церкви, сначала ударил киркой по купольному кресту, крест упал, но с ним вместе упал потерявший равновесие человек. Еле живого его отнесли домой. Народ закричал: Бог не желает разрушения церкви. Но муллы и ходжи продолжали упорствовать, мы сами мол, разрушим церковь. Другой мусульманин полез на крышу, но и с ним приключилась подобная история, обоих пострадавших увезли домой, и уложили в постели. Один из участников разгрома церкви отнёс домой кое-какие церковные вещи, с ним приключилась тяжёлая болезнь, он очень страдал и мучился. В одну из ночей ему приснился такой сон: «Я сделана руками ваших предков, я ими украшена, во мне молились ваши предки. А сегодня вы меня ломаете и громите. В чем я провинилась перед вами? Мои вещи хотя бы положите рядом со мной! Слушай моё слово, а то горько об этом пожалеешь, не видать тебе выздоровления». Больной принял во внимание свои сновидения, быстро отнёс эти взятые вещи и положил их возле церкви. Вскоре он поправился и выздоровел. Рассказал он всем свою историю, которой народ очень удивлялся. Другой человек принёс от церкви какую-то булавку, на другой день сделался болен а вскоре начал сходить с ума. Потом увидел сон, где Петрулская церковь жаловалась и просила её не разрушать, перепуганный он отнёс эту булавку на место и затем понемногу выздоровел. Народ очень удивлялся этим фактам. В конце концов, все убедились в том, что у церкви есть какая-то сила, убедились и муллы с ходжами, и не стали разрушать церковь, оставили её в покое. В церкви не мешали молиться никому, даже приходящим туда мусульманам. Люди долго ходили в здание церкви, но со временем и это забылось, потому, что ислам укреплялся, и новые мусульмане соблюдали уже все предписания ислама.

Мы все стали мусульманами, настоящими мусульманами, но мы не забываем историю этой церкви, не берём оттуда, ни камешка, и всем говорим, чтобы никто оттуда ничего не приносил, иначе ему придётся плохо. Это и стало причиной того, что в 1890м году наши мусульмане сделали новые двери для церкви и повесили их на входе. В этой церкви тайное христианское служение продолжалось до 1830х годов. Полностью искоренение христианства и христианских обычаев датируется приблизительно этими годами».

Другую историю Чичинадзе записывает в селах Базрети и Дзнелиети со слов старика-мусульманина Дзнеладзе и другим мусульманских стариков:

«Мачахельское ущелье полностью омусульманили, только жители села Евфрата долго оставались христианами. Они не подчинялись османам долго, потому , что от своих предков получили завет о неприятии мусульманства. Они говорили, что в старину здесь была резиденция царицы Тамары и стояла большая церковь. В той церкви царицу Тамару и похоронили, и поэтому отступление от христианства большой грех и Бог их не простит. Кроме того, там есть Карчхальская гора, где по преданию живут духи гор, дэвы, много львов и орлов привязаны цепями и если народ решит отступить от христианства, то их уничтожат. Также уничтожат и османов, и всех отступников. Грузины-мусульмане не трогали Евфрат. Через некоторое время османы прислали сюда много людей и захватили Ефврат. Насильно омусульманив людей, османы захватили Карчхальскую гору, обнаружили там дворец царицы Тамары, который высился над всем ущельем, нашли там сокровища, дома, озеро. Разрушив и уничтожив всё, османы вернулись назад. Много переживали об этом местные грузины, но поделать ничего не могли. Так османы насильно принесли ислам в Мачахельское ущелье. Несмотря на поголовное принятие ислама, в Евфрате ещё долгое время были тайные христиане. Но после того, как их старейшины были вызваны к Батумскому паше и сильно напуганы, христианство пошло на убыль. Под страхом смертной казни народ отучали от старой веры. Многие говорят , что больше всего крови было пролито во время омусульманивания Мачахельского ущелья. Столько жертв не было ни в Аджарии, ни в Зегани, ни в Либани, ни в других уголках Грузии. И вынужденных беженцев из родных мест нигде больше не было столько. Говорят, что Мачахела насильно омусульманенная силой вернёт христианство. Есть народное предание, что Мачахела обязательно станет христианской. Предание также рассказывает одну историю, что во время великого церковного праздника(Пасха?), ночью, османы напали на людей собравшихся в Хертвисской церкви и всех перебили. Говорят, что люди не боясь османов, им назло, собрались для молитвы открыто, зажигали свечи и молились по христиански. Про это говорят так: «ради красного яйца сто наших предков убили османы».

Из Лазистана османы перешли в Либани, а оттуда в Мачахелу. Мачахела встретила их храбро и без боязни. Мачахельцы были очень крепкими и несломленными людьми. Он не сдались без боя османам, вели долгую войну против ислама, но силы были очень неравны и в конце концов они поддались омусульманиванию».

[1] Вероятно, речь идет о Пасхе Христовой.