По благословению
Высокопреосвященнейшего Митрополита
Батумского и Лазского Димитрия

Сайт посвящен грузинским мученикам за Христав Аджарии, Лазети и Тао-Кларджети просиявшим

8. Марадидские мученики

Если ехать по трассе, идущей вдоль реки Чорохи, то через 20 километров от Батуми можно попасть в село Марадиди. Это село – одно из немногих грузинских сел Либанского ущелья, оставшееся после Карского мира в составе Грузии, не отданное большевиками Турции.

Историю исламизации этих мест в XVI веке рассказал Захарии Чичинадзе житель села Надарбазеви, бывший офицер, старик-мусульманин Тиканадзе (Софиошвили):

«Османы захватили Либанское ущелье, но Либана им не подчинялась, было пролито много крови. Османы послали своих людей и потребовали полного подчинения, но жители Либаны отказались. Они перекрыли Чхальское ущелье, укрепили Макриялскую дорогу, закрепились в крепости царицы Тамары и приготовились к войне с османами. Началось сражение, с обеих сторон погибло много людей, наши сражались лучше османов, даже женщины держали оборону. Но османов было больше, в конце концов им удалось прорваться в ущелье и захватить его. Скоро и османы привезли ходжу в ущелье. Многие бежали в Грузию, большинство же осталось здесь. Мои предки остались, так как им османы предложили принять титул «ага», потому что они во времена грузинских царей были дворянами. Дворянский титул им был пожалован ещё во времена царицы Тамары, тогда же мои предки получили и фамилию Тиканадзе, потому, что один из моих предков был начальником хозяйственного двора и в частности стад коз[1].

Вначале османы мастерски поступили с народом, они не требовали принимать ислам и довольствовались только утверждённым налогом (хараджем). Но по прошествии некоторого времени, они начали силой заставлять людей принимать ислам, но у них ничего не получалось. Старики говорили, что за один только день в Марадиди казнили четыреста человек за отказ принять мусульманство. Большую церковь Марадиди разрушили, Марадидский мост сожгли, чтобы люди не убегали в Аджарию. Этот мост стоял на реке Чорохи и в то время был единственным мостом в Либани. Марадидская церковь была большая и красивая. В последующее время, христианам пришлось очень непросто, но и османы не знали покоя, им трудно давался план полного омусульманивания грузинского населения».

К сожалению, нам не известны подробности жизни и казни 400-х мучеников, упомянутых в этом рассказе. Однако, вне всякого сомнения, из этого рассказа, как и из других приведенных Чичинадзе, можно понять, как давалась османам исламизация Грузии. Сначала во время самого завоевания происходило истребление и выселение наиболее активных христиан, патриотично настроенных к своей Родине. Потом наступала очередь тех, кто готов был смириться с иноземным владычеством, но не был согласен предать свою веру. Именно они, верные Небесному Царству, становились мучениками, подвергаясь казням и пыткам. Истребив верных, османы переходили к подкупу, запугиванию и обману остального населения. Но даже при этом им приходилось ограничиваться формальным принятием ислама среди местного населения, ослабляя нормы, утвержденные Мухаммедом для своих последователей. Например, аджарские мусульмане до сих пор в своем большинстве употребляют свинину и вино. Касалось это «ослабление» и других норм исламских практик, о чем свидетельствует продолжение начатого выше рассказа:

«Те сёла, которые находились поблизости от реки Чорох, быстро приняли ислам, те же которые находились далеко в горах, там население долго сопротивлялось. Чтобы осуществить свой план по распространению ислама, османы поступили так: они пригласили влиятельных людей из всех сёл и деревень и заявили им следующее: «кто будет стараться, и приводить людей в ислам, тому дадут титул «ага» и за каждую омусульманенную семью один золотой.» Этим людям понравилось османское предложение и они начали ходить в отдалённые деревни и учить людей. Говорили, что ислам нужно принять добровольно, а то османы сильно разозлятся, и всем будет худо, что у нас нет другого выбора и т.д.. Люди слушали, и со страху творили худые дела, выгоняли священников из своих деревень, и вместо них приглашали ходжей. В первое время ходжи молились вместе с людьми в покинутых христианами церквях и народ привыкал к мусульманству, не видя ничего плохого. Влиятельные люди получили большие деньги за свою работу и османы им доверили управление всем этим краем и людьми. Если бы не предательство этих людей, если бы не их влияние на распространение ислама в этих местах, то возможно, что в Либани ислам ещё лет 100 не появился бы. Выше Либани в середине Чанети такие труднодоступные горы и деревни в таких местах, что после завоевания их османы туда и не заглядывали до сих пор. Изнутри вышло предательство, а то бы османы так легко бы не смогли омусульманить местное население. Ходжи и муллы с большим трудом учили народ мусульманским молитвам, в первую очередь потому, что народ не был приучен пять раз в день молиться и мыть ноги перед каждой молитвой, как того требовали нормы ислама. Как-то люди обратились к ходже: Ходжа, как это можно, что пять раз в день молимся, и пять раз в день моем ноги холодной водой, зимой это трудно.

- Что поделать братья, наша вера такая чистая и святая, а вот когда вы были христианами, у вас не было этого обычая и вы ходили грязнулями.

-Это так, но всё равно тяжело снимать обувь и на холоде мыть ноги.

-Ничего, вы тогда обувь не снимайте, а намочите руки водой и мокрой ладонью три раза проведите по обуви, как будто вы её сняли и босы. Мухаммад на вас не обидится, вы ещё новообращённые мусульмане.

Вот так научили муллы новообращённых мусульман мыть ноги.

Как ни противились грузины распространению ислама, но против ничего сделать не могли, сил не было, помощи не было ниоткуда, и кто мог долго сопротивляться османскому мечу. Везде было пролито много грузинской крови».


[1] Тикани – в переводе с грузинского означает «козленок» (примечание переводчика).